Коды, шифры и тайны удмуртского народа

Коды, шифры и тайны удмуртского народа 1

Удмуртский народ, пожалуй, поспорит с любым другим по числу легенд и загадок, скрывающихся в его языке, традициях, обычаях, менталитете. В год 100-летия государственности республики особенно интересно узнать, какова она, «тайна» удмуртского народа, привлекающая историков, этнографов, лингвистов, всех, кто постигает национальные секреты этносов России.

Статья из журнала Агропром Удмуртии № 9 (191) октябрь 2020 г.
Коды, шифры и тайны удмуртского народа 4

Геннадий СИДОРОВ, директор Узей-Туклинского Дома ремёсел:

Тайна удмуртского народа заключена во всём – начиная от быта, традиций, завершая отношением к жизни. Многое можно узнать, изучая декоративно-прикладное искусство удмуртов.

В том, что удмурты делали своими руками, хорошо виден их характер. Покладистые, скромные, мудрые, очень дипломатичные. Ранимые сами, они боятся обидеть других.

И в них много философии. Если человек в роду заболевал, считалось, что это следствие жизненных ошибок, которые нужно исправить.

Неведомая глубина открывается при изучении культуры удмуртов из рода тукля. Помимо необычных обрядов, в числе которых «похороны мух», «изгнание тараканов», «волчья свадьба», у них есть свой «календарь». Каждый день наделён каким-то образом.

Только подумайте: 365 дней – 365 символов! Существовал у рода и собственный тотем в виде гуся – покровителя, помогающего в делах и семейном счастье. Этим может похвастаться не каждый род. Особенная традиция – «ву выльдон», направленная на душевное очищение.

Коды, шифры и тайны удмуртского народа 5
Традиционный обряд «Ву выльдон» (Обновление воды) в д.Узей-Тукля Увинского района, февраль 2020 г.

Обряд совершали после Крещения при растущей Луне. Человек направлялся к трём родникам, набирал воду, приносил в место обряда.

Обязательное условие – делать всё с чистыми помыслами. Из воды варили священную кашу, затем совершали моление. Праматерь Инву-мумы, к которой обращались, посылала благодатную погоду, урожай, мир в семьях.

Коды, шифры и тайны удмуртского народа 6

Мария ТОКАРЕВА, научный сотрудник Национального музея им. К. Герда:

Удмуртский костюм – это большая «книга оберегов». В орнаментах, деталях, изображениях скрывается шифр, ограждающий от зла, покрывающий от завистливого взгляда, сглаза.

Каждый переход в костюме – воротник, нагрудник, манжеты, подол – это барьер между человеком и миром, щит от возможных неприятностей.

Чем больше ограждающих элементов в одежде, тем лучше, считали в народе. В костюме северных удмуртов, к примеру, помимо других «оберегов», в костюме присутствуют ложные рукава.

Они спрятаны внутрь верхнего кафтана, это – дополнительная защита от наветов и духов зла. Для знающего человека хватит взгляда, чтобы понять, кому принадлежит одежда, – северным, южным удмуртам или жителям центральных районов.

Костюм южных удмуртов – «танец» цвета, красок, самобытности. Акцент сделан на узорное ткачество. Много элементов тюркского происхождения – сказался факт пребывания южных удмуртов в составе Золотой Орды, Казанского ханства.

Северный костюмный комплекс отражает скромность народа, на первом плане – спокойные приглушённые тона. Но это компенсируется за счёт обилия вышивки.

Одежда удмуртов, живущих в центральных районах, отличается необычной мозаикой аппликативных элементов.

Особенно красноречив женский костюм. В детстве девочку одевали в простые, «малоговорящие» вещи, но по мере взросления её одежда уже многое рассказывала, давала окружающим нужные сигналы и знаки.

Пик развития костюмного комплекса девушки приходился на время, когда предстояло войти в новую семью, то есть готовиться к свадьбе.

Свадебный удмуртский наряд – вершина искусства и настоящая открытая книга, рассказывающая всё о будущей жене, снохе, матери.

Он обязательно шился самой девушкой, и каждая, независимо от социального положения, старалась создать богатый костюм, предрекая своё семейное благополучие.

Коды, шифры и тайны удмуртского народа 7
Встреча гостей на удмуртской свадьбе
Коды, шифры и тайны удмуртского народа 8
Современная свадьба в удмуртских традициях в музее-заповеднике «Лудорвай»

Особенное свадебное облачение – у северных удмуртов. Его нельзя представить без нагрудника кабачи, сакрального изображения в виде восьмиконечной звезды, элементов-оберегов.

Много поверий связано с погребальной одеждой. Поскольку мир загробный – противоположность реальности, погребальный костюм должен отзеркаливать мир живых.

У усопшего, как правило, меняли местами лапти, самое облачение надевали наизнанку, вещи, которые клали в гроб, ломали. Одежда должна была быть без узлов.

Коды, шифры и тайны удмуртского народа 9

Татьяна ДУШЕНКОВА, к. фил. н., старший научный сотрудник Удмуртского федерального исследовательского центра УрО РАН:

– Удмуртский народ владеет особым искусством «шифров и кодов».

На мой взгляд, большой интерес представляют коды, зашифрованные в удмуртской лингвокультуре.

В местном языке их немало, но своеобразный лидер – сравнения, связанные с животными, птицами, другими представителями флоры и фауны региона.

Наиболее часто в удмуртском языке встречается беличий код, выражения со словом «белка». На это, возможно, повлияло то, что удмурты долгое время были охотниками и наблюдателями.

Не зря говорили, что удмурт счастлив в лесу. Даже когда охота перестала играть существенную роль и воспринималась лишь как подспорье в хозяйстве, удмуртский крестьянин в своих заклинаниях не забывал эту некогда очень важную сферу деятельности.

Белка имеет и сакральное значение для удмуртской культуры, потому что она – зооморфная ипостась главного божества Кылдысина. Есть миф о нём, боге демиурга.

Когда удмурты смогли уговорить Кылдысина показаться им в образе животных, чтобы поймать его, он явился сначала на вершине священной берёзы в образе красивой белки.

Не случайно в воршудном коробе удмуртов, а это одна из святынь куалы, где проводятся моления, наряду с другими ритуальными предметами есть беличья шкурка.

Сравнительные обороты с компонентом «белка» используются не так, как в русском языке. Они в первую очередь описывают худобу человека: кыскем (нием) коньы (кадь) переводится как «ободранная белка» или куасьмем коньы – «высохшая (высушенная) белка».

Это связано со спецификой добычи зверька и последующим применением шкурок в качестве эквивалента денежных средств. Отсюда и название денежной единицы коньы («копейка») и коньдон («деньги»), сокращённое – коньыдун (букв. «цена белки»).

Читайте по теме: происхождение удмуртского слова коньдон — деньги

Коды, шифры и тайны удмуртского народа 10
Хранитель родового святилища – куалы. Фото 1911 года
(Архив фольклора Финского литературного общества, опубликовано в книге «Путешествия к удмуртам и марийцам»)

Следует обратить внимание на женскую и брачную символику белки. В удмуртском фольклоре она зачастую – символ невесты. Поезжане ехали по беличьей дороге…

Часто можно услышать пример языковой игры: на утвердительный ответ «Конечно» отвечают «Коньы кышно – кыз йылын», то есть «Жена белки – на ели».

В народных представлениях белка связана со стихией огня или бедствия. Белка часто фигурирует в быличках, приметах и других устных рассказах.

Огненная символика мотивирована отчасти рыжей окраской её меха.

Появление рядом с человеческим жильём, на крышах домов, забегающая в город белка или появляющаяся в большом количестве в лесу – приметы, предвещающие пожар или войну, реже – другие бедствия.

Народная мудрость не могла пройти мимо наблюдений за повадками и характером маленького зверька. В итоге в языке появились интересные пословицы и поговорки:

  • Коньы быж йылын ветлыны (букв. «ходить на хвосте белочки») – говорится о человеке, который не имеет постоянного места жительства (?);
  • Коньы быжыныз улэ (букв. «белка живёт своим хвостом, благодаря своему хвосту»);
  • Коньыгуби но огдыре потэ (букв. «и рыжики в пору растут») – т. е. человек не грибок, в день не вырастет;
  • Коньы одӥг писпуын уг улы (букв. «белка на одном дереве не живёт»);
  • Пуаса ветлыны (букв. «прыгать с места на место»);
  • Пуась коньы (букв. «летающая белка, летун)».

В северном диалекте удмуртского языка глагол коньыяны употребляется в значении «бездельничать».

Беличий код стал основой для создания ботанических, охотничьих и хозяйственных терминов, названия месяца, цвета, сравнений, примет, языковой игры, денежной единицы и многого другого.

Благодаря ему были образованы интересные ботанические термины. Многие из них построены на сравнении, уподоблении и метафоре:

  • коньыбыж «хвощ полевой» (букв. «хвост белки») – внешний облик растения сравнивается с пушистым хвостом белки;
  • коньыгумы «пастернак дикий, укроп» (букв. «трубочка белки») – сравнение с хвостом животного;
  • коньы намер «майник» (букв. «костяника белки») – по цвету;
  • диалектные коньыкузьыкуар «кислица» (букв. «кислица белки») и коньыузыкуар «клевер заячий (трава)» – маленький размер листьев или употребляет в пищу;
  • коньыгуби «рыжик» (букв. «гриб белки») – цвет гриба схож с летним окрасом белки.
Коды, шифры и тайны удмуртского народа 11

Сергей МАКСИМОВ, к. фил. н., научный сотрудник Удмуртского федерального исследовательского центра УрО РАН:

– В России живёт, согласно последней Всероссийской переписи населения, более 550 тыс. удмуртов, из них 324 тыс. владеют родным языком.

Считается, что русский – один из самых сложных языков, однако так можно сказать и об удмуртском. Здесь есть свои особенности. В частности – большое количество падежей: 15 – в литературном и до 21 – в северо-западных диалектах и бесермянском наречии.

Например, лишительный падеж (без кого-чего?), местный (где, в чём?), входный (куда, во что?), предельный (до кого-чего?).

В северной диалектной зоне есть серия падежей, которые не имеют аналогов в мире, например: фельдшер-ньын (в доме фельдшера), в отличие от фельдшер дорын (у фельдшера, например, в ФАП).

Если в русском языке глагол имеет три времени, то в удмуртском – 11.

Коды, шифры и тайны удмуртского народа 12
Урок удмуртского языка. Преподаватель — Ольга Урасинова.

Нельзя не отметить специфический гласный удмуртского – ӧ, например, в слове ӧвӧл «нет, не». Близкий звук можно услышать при назывании букв русского алфавита: бэ, вэ, гэ, дэ.

Самым «любимым» гласным является звук «ы», чуждый для большинства европейских языков и функционирующий в русском лишь как вариант «и».

В удмуртском он может стоять в любой позиции, даже в окружении мягких согласных: ыж – «овца», ньыль – «четыре», пыртылыны – «заносить».

Особенность местоимений – два личных местоимения вместо одного «мы» – ми «мы (без вас)» и асьмеос «мы (с вами)». Ближайший территориальный аналог имеется в абхазском, тунгусо-маньчжурских и монгольских языках.

И, конечно, удмуртский богат на аффрикаты – смычно-щелевые согласные звуки.

Помимо звука «ч», имеется его звонкий вариант – ӟ (дьжь), например, в словах ӟуч «русский», ӟеч «хороший».

Ещё пример – ӵ (тш): коӵыш «кошка», ӵаша «чаша». Этот звук бытует в севернорусских говорах, в украинском, белорусском.

Звонкий вариант последнего – ӝ (дж): ӝӧк «стол».

Фото: vk.com/domremesel.uzeytuklya, журнал «Агропром Удмуртии», izhlife.ru, Gorodglazov.com, nazaccent.ru

Поделитесь с друзьями:
Аватар егор зуев

Журналист, редактор, контент-менеджер сайта, СММ специалист, оператор-постановщик интернет-телеканала "Даур ТВ"

Дом Дружбы народов
Добавить комментарий