Представители финно-угров собрались на международную выставку «Мелодии жизни»

html

Новая экспозиция представляет путь человека – от младенчества до старости, фиксируя воззрения древних финно-угров о самых важных событиях – рождении, свадьбе, смерти. Она выполнена с использованием самых современных музейных технологий. Авторы проекта – Галина Тарануха и Елена Кочурова.

– Идея соединить народное творчество разных финно-угорских регионов воедино давно была в наших мечтах, – поделилась с собравшимися на открытии выставки заместитель директора музея Ирина Вершинина. – Финно-угорская группа – многочисленная. Сегодня нам удалось соединить три культуры – удмуртскую, народа сету, который представляет заместитель председателя Фонда сетуской культуры Рика Хырн и привезенные ею экспонаты, хантов и манси – коллекция музея «Торум-маа» из Ханты-Мансийска. Привезла его директор Светлана Астапович.

Если соединить на карте Лудор- вай, местность Сетумаа в Эстонии и Ханты-Мансийск , то появится линия – с запада на восток за Уральские горы, показывающая места исконного компактного проживания этих и других финно-угорских народов.

Родственники всегда рады увидеть и услышать в языке, крое одежды, украшениях, легендах и песнях нечто родное, похожее. Однако огромные расстояния, отделяющие разбросанных по всей Евразии финно-угров, разный климат сказались и на особенностях бытовой культуры, ремеслах.

Вот костюм мужчины-охотника из ханты-мансийского музея. Такой не встретишь ни в одной европейской культуре. На лице – маска из бересты с прорезанными щелками для глаз.

– Это чтобы весной яркое солнце и снег не слепили, – рассказывает Светлана Астапович. – В разных локальных версиях маски делали из сукна на металле, украшали бисером.

Впечатляет накидка – лузан с капюшоном – вполне современная, из флиса. Такие сегодня можно увидеть на подростках. Это реконструированный костюм. На самом деле лузаны были суконные, теплые, они грели охотника и не стесняли его движений, когда нужно было догнать быстрых таежных зверей. А на ногах – обувь из оленьей кожи. Легкая, комфортная.

Сохранились устные и письменные свидетельства о контактах пермских племен – предков нынешних удмуртов – и манси. Их приводит в своем романе «Золото Пармы» недавно приезжавший в Ижевск известный российский писатель Алексей Иванов. Он рисует картины столкновений пермяков с вогулами – так называли мансийцев в старые времена.

– Это был один из самых воинственных народов Европы, – подтверждает и Светлана Астапович. – Они свободно пересекали Уральские горы на оленях и устрашали местных жителей и первых русских поселенцев оленьими рогами, которые украшали головы вогульских вождей.

Сегодня в музее Торум в Ханты-Мансийске собрана богатейшая коллекция народного искусства, которая тщательно изучается и с которой сотрудники музея регулярно приезжают в другие регионы Финно-угрии.

В пределах современной Эстонии, а также в России, в Псковской области, испокон веков живет малый народ сету, который, так же, как и удмурты, сохранил свой язык и свою оригинальную культуру. Сегодня осталось двенадцать с половиной тысяч сетусцев.

– Сокращение численности сету остановилось, мы держимся в последние годы на одном уровне, что подтвердила перепись, – поясняет гостья из деревни Обиница, что в Сетумаа, Рика Хырн.

Рика привезла на выставку женский комплект. Он похож на удмуртский. Платье-рубашка вышита геометрическим орнаментом. Обращают внимание рукава – они очень длинные, снизу узкие и присобранные.

– Этим женщины демонстрировали свой достаток – дескать, у нас много тканого полотна и мы не жалеем его на одежду.

Серебряные украшения она показывает на себе. Оказывается, в древности сетуские женщины так же, как удмуртки, носили на груди мониста из царских монет, но потом мода изменилась, и на смену пришли ожерелья из листьев и шариков, а также большие брошки, которые называются сэрик.

– Я – хозяйка общинного дома в Сетумаа, – неторопливо рассказывает Рика. – Там у нас работают мастера, которые учат желающих народным ремеслам, делают серебряные женские украшения. Мы часто собираемся на праздники. Поем свои песни, танцуем. Пожилые женщины приходят в народных костюмах.

Рика – частый гость Лудорвая, приезжает раз-два в год. Ей здесь очень нравится, собственно, как и всем, кто сюда попадает. Первое потрясающее впечатление – от красивейшего ландшафта: с вершины холма открывается захватывающая перспектива – дальние леса, луга, поля, возвышенности. Территория музея год от года обогащается объектами народной архитектуры, где разворачиваются этнографические выставки. В загоне проходящих гостей с радостью встречает лошадиное семейство с жеребенком. Для детей появился детский уголок, выполненный ижевским художником Анфимом Ханыковым.

Но главная часть нового проекта-выставки посвящена удмуртской этнографии, и иначе быть не могло. Жизнь удмурта представлена в музейных инсталляциях. Вот детский уголок дома. Люлька-зыбка подвешена к потолку и накрыта материнским платьем, а выше накинута отцовская рубашка. Это символы родительской охраны еще очень уязвимого младенца от всяких бед. Ножницы и нож – напоминание об обряде обрезания пуповины. Частицу ее прятали в прялку для того, чтобы девочка стала хорошей рукодельницей, или в угол дома, чтобы мальчишечка вырос хозяином. Авторы этой выставки собрали много легенд и рассказов бабушек о том, как удмурты готовились к рождению ребенка.

Удмуртскую свадьбу показали во всей ее красе артисты фольклорного коллектива «Марзан» Подшиваловского сельского дома культуры. Их номер, кстати, этим летом был представлен в Москве на празднике и настолько поразил москвичей, что Российское телевидение в репортаже с этого мероприятия уделило ему особое внимание.

Действительно, восхитительное зрелище. Прекрасные яркие костюмы, выполненные в аутентичном ключе, звон монист, красивые стройные исполнители и выбор самого главного и оригинального в ритуале – одевание невесты, завершающееся эффектным айшоном – головным убором, благословение родителей, связывание молодых за руки полотенцем и танец невесты с женихом и гостей. Все это под гармонь, под лихую удмуртскую плясовую, с характерным ходом танца, где главное – особое движение ног при неподвижном корпусе. Москвичей можно понять. Это – радостное суперзрелище.

Есть на выставке предметы, рассказывающие о невещественной культуре – музыке. Художник Анатолий Степанов показывает народные музыкальные инструменты – малый крезь, называемый крезь-пыж, глиняные свистульки – шуланы, бубен, тангыру, скрипку-кубыз. Какой тангыра была у стариков, точно никто не знает. Анатолий Степанов представил свой взгляд на этот ударный народный инструмент удмуртов. Он выполнил его из ольхи. Знает легенду об этом дереве от своей бабушки. Удмурты называли его лулпу – душа дерева. Оно считалось священным, так как горит тихо и ровно, без треска и летящих в разные стороны искр. У старой тангыры было три типа сигналов, которые посылали жители: помогите, мы нашли добычу, приезжайте в гости – у нас радость. Степанов же сделал свою тангыру из пяти звуков диатонического лада, и на ней можно сыграть простую мелодию, как на ксилофоне. Его тангыра крепится на двух столбиках: один – конек, часто представленный в археологических раскопках символ, другой в виде мужичка. Автор оттолкнулся от легенды, записанной Григорием Верещагиным. Один пастух потерял лошадь, долго искал ее в лесу, заснул, а проснулся от равномерных ударов по дереву – тук-тук. Открыл глаза и увидел лесного духа – получеловека, полуконя.

На выставке можно обнаружить дальнюю потайную комнату, где рассказывают о печальном событии – смерти близкого человека и совершаемых в связи с этим грустных обрядах – жертвоприношении животных, подготовке специальных кукол, приготовлении особых блюд.


«Мелодии жизни» – одно из нескольких больших мероприятий, которые в этом году проводит музей «Лудорвай», отмечая свое тридцатилетие. Сегодня это единственный в Удмуртии музей, который специализируется на сборе этнографической коллекции народов региона – архитектуры, предметов быта, одежды, документов, невещественных артефактов – песен, танцев, мелодий, легенд, истории. Здесь собрано шесть тысяч предметов народного искусства 19-20-го веков. В последнее время деятельность музея стала еще активнее, жители региона уже хорошо знают о нем и охотно приезжают сюда на народные праздники.

Дом Дружбы народов
Добавить комментарий