Как ижевские армяне питерскому дудуку помогали

Ещё недавно, стоя на ступеньках достраиваемой армянской церкви, мы разговаривали с председателем общественной организации «Урарту» Мнацаканом Аракеляном о том, как откроются здесь воскресная школа и библиотека, как будет разбит пруд и расцветёт парк. И Мнацакан Меружанович сказал: «У настоящего армянина должны быть полными три вещи: карман – чтобы строить и помогать нуждающимся, голова – чтобы думать о себе и о близких, и сердце – чтобы всегда помнить о своём народе!». А потом мы заговорили о проблемах: финансирование, налоги… И вдруг он улыбнулся: «Знаете, вот привезут дудук – и всё будет хорошо!»

Ещё пару месяцев вся армянская диаспора Ижевска нетерпеливо ждала этого момента. А потом организованно скупила все билеты на концерт. Вот это Команда!

Тёплым октябрьским вечером я стою на ступеньках Филармонии и вижу, как к концертному залу стекается народ. Как ни странно, очень много русской молодёжи!

И вот гаснет свет и раздаётся бархатное звучание армянского дудука. Этот инструмент – как хорошая терапия. Вы закрываете глаза и уноситесь далеко-далеко. А когда возвращаетесь в зал, гремящий аплодисментами, в голове – ясно, всё разложено по полочкам и на каждый вопрос уже есть ответ. И ещё есть твёрдое ощущение, что жизнь – гармонична и светла.

29-летний петербургский музыкант Аргишти любит экспериментировать: он играет армянскую и восточную музыку как в аутентичном варианте так и в разных обработках. В этот вечер мы услышали и дудук, и блур, называемый песней ветра (это флейта с поразительным горным звуком), и кавказский ней – больше похожий на мусульманские напевы.

– Если вас спросят, на какой концерт вы сегодня ходили, скажите, что слушали «царанапох». Это по-армянски абрикосовая трубка, – говорит со сцены Аргишти. Он много рассказывает об истории Армении, об осаде страны персами и турками. Он помнит даты и города сражений.

– Потрясающее знание истории! – шепчу я Самвелу, председателю Центра армянской молодежи «Гарни». Самвел в ответ улыбается:

– Ничего удивительного. Мы все знаем свою историю. Нас так воспитывают!

Со сцены льются звуки органа. После церковной музыки мы слушаем песню гор.

– Знаете, как я написал композицию «Выше Арарата»? – говорит Аргишти. – Я просто подумал, что даже если залезть на самую высокую гору Армении, можно подпрыгнуть и стать ещё выше горы. Это – о том, что человек всегда может двигаться в своём развитии всё выше и выше!

 

Вспоминая армянскую лезгинку, Аргишти разводит руками:

– Сегодня со мной нет других музыкантов: тех, кто играет на перкуссии, скрипке, гитаре. Если был бы барабан – я показал бы вам, как это должно звучать в полном объёме. А, кстати, в зале барабанщики есть?

– Есть! – кричит Самвел.

– Ну, вот, если бы у вас с собой был барабан – мы изобразили бы что-нибудь – смеётся Аргишти.

В это время Самвел поднимается, достаёт ключи от машины, бросает: «Я щас!» и исчезает… Через 7 минут он вносит в зал дхол – настоящий армянский барабан и красноречиво ставит его на сцену. Аргишти разводит руками:

  – Дхол – на месте, а дольчи в зале есть? Есть барабанщик?

Отец Самвела, Араик Сукиасян, поднимается на сцену под дружное улюлюканье. И они начинают играть. Божественно! Полно и глубоко!

А после того, как Араик уходит со сцены, к сцене подходит ещё один молодой человек:

– Мы петь тоже хотим!

Уже никто не удивляется. Только приветствуют аплодисментами. Вышедшая Анаит Мелтонян, импровизируя, исполняет длинную, суровую песню о геноциде армян.

И вот последний аккорд встречи: композиция Аргишти «Ах инч лавэ» («Ах, как хорошо!») была написана им, когда тёплым августовским вечером вместе со своим учителем он поднялся в горы. И даже когда звуки затихают – улыбки на лицах остаются, а музыка продолжает звучать в сердцах.

В фойе мы подходим за дисками, и нам вручают свитки, пахнущие ладаном.

– Что это? – удивляемся мы.

– Это подарок от Аргишти! – улыбается красивая армянская девушка.

Развернув свиток, мы видим ноты и слова, написанные на армянском:

«Дудук слушают те, кто хочет глубже понять свою собственную душу».

Мне вспомнилось лето, когда на Крещение в армянскую церковь пришли и русские, и армяне. Крестили детей, а вся семья стояла за ними стеной, словно оберегая их. А потом к нам подходили друзья с армянской диаспоры, угощали всех и просто радовались светлому дню. Тогда священник Кировской церкви Аристакес Оганнисян сказал собравшимся: «Господь – один, просто все религии идут к нему своими тропами. Нам не надо сейчас говорить об отличиях между русским и армянским народом. Надо говорить о том, что нас объединяет».

И, слава Богу, в мире есть много вещей, которые могут объединять народы и конфессии!

Дом Дружбы народов
Добавить комментарий