Пригодные к уничтожению: страницы жуткой трагедии Холокоста в рассказе из первых уст

26 декабря 2018 г.


Зуев Егор
Мария Царёва, координатор Ассоциации национально-культурных объединений Удмуртии “Вместе”, приняла участие в семинаре международной школы изучения Холокоста в израильском национальном мемориале Катастрофы (Холокоста) и Героизма “Яд Вашем”. Своими впечатлениями она делится с нами:

— Тема очень глубокая и серьезная, но в российском образовании она раскрывается достаточно поверхностно. Хотелось углубиться в нее, чтобы понять, найти причину — почему именно еврейская нация стала объектом преследования и почему ни в коем случае нельзя допустить, чтобы это повторилось вновь.

— Глобальная трагедия Холокоста началась с малого — на еврейский народ наложились определенные стереотипы и никто не попытался их развеять. Со Средних веков евреи селились общинами, в каждой из которых был свой строй, который и вызывал негативное отношение живущих с ними на одной земле. Так, за долгие годы даже у далеких от политики людей сложилось предвзятое отношение к евреям, что в конце концов привело к настоящей катастрофе. В нацистской Германии евреев, как правило, представителей видных профессий, обвиняли в надуманных провинностях — если врач, значит насильник; если адвокат, значит помогает “засудить” человека. Люди поддались этой пропаганде и стали разделять эти идеи. Печальный итог известен.

— Истребление было именно по национальному признаку — ко всем от детей до стариков применялось понятие “пригодного населения”. Так называли тех, кто мог трудиться для нацистской империи и их оставляли в живых, остальных же заселяли в закрытые поселения — гетто. Страшные условия существования в гетто заканчивались не менее чудовищно — евреев на “эшелонах смерти” отправляли в концлагеря.

— Одно из самых сильных впечатлений — посещение выставки “Жизнь детей в гетто” в Доме борцов гетто. Потрясло то, что было очень сложно, но очень нужно объяснить маленьким детям, что нельзя плакать, тем самым обнаруживая себя, нельзя говорить, что хочешь кушать, соскучился, тебе больно или еще что-то. Когда сегодняшние дети приходят в этом музей, им поначалу становится смешно, но потом они понимают и задумываются о том, насколько это страшно. Символ музея — бабочка, недвусмысленно говорящая о том, как хрупка детская психика и как легко ее уничтожить.

— Из 11 миллионов евреев шесть было уничтожено за годы кровавой бойни. Те, кто выжили, потеряли семью, детей, родителей, и, для того, чтобы не оставаться в одиночестве, они стали объединяться в коммуны, называемые кибуцами. Здесь они жили и работали на благо своих соотечественников и обретенного ими государства. Устои жизни в таких коммунах сохраняются и по сей день. Жители кибуцев не получают зарплату — у них есть общий фонд, из которого выплачиваются налоги, приобретается еда и одежда.

«Бабочки в гетто не живут…»

— Нам удалось встретиться с человеком, прошедшим 5 концлагерей. Мойше Кравиц рассказал, что судьба практически всех узников, с которыми они пребывали в лагерях, ему неизвестна и только однажды он встретил одного из них, но сказать друг другу они ничего так и не смогли — мужчины лишь держались за руки и плакали. Несколько десятков лет назад Мойше пожертвовал историческому музею свои личные вещи и записные книжки тех страшных лет. На этом он закрыл для себя леденящую душу тему , и только сейчас он снова заговорил об этом.

— Холокост наложил на еврейскую нацию неизгладимый отпечаток. Когда приезжие удивляются при виде огромных порций еды и шутя спрашивают: “Почему так хорошо кормят?” “Еврейский народ пережил большой голод, с тех пор еда для еврея стала своеобразным национальным видом спорта”, — вот что мне сказали в столовой.

— Страшные события Холокоста не поставили крест на творчестве — всегда находились люди, которые несмотря ни на что писали картины, сочиняли стихи и прозу. Их не пугало отсутствие бумаги: писали на листовках, в промежутках между строк. Мы провели эксперимент: рисовали самые обычные образы под разную музыку — от грустной до тревожной, и то, что у нас получалось, очень сильно разнилось в зависимости от музыкального фона.

— Главная ценность для еврейского народа — это, безусловно, семья. Какая бы ни была степень родства, каждый человек знает всех своих родственников и ценит их. У евреев так много праздников потому, что это лишний повод собраться вместе. Самый главный в ряду праздников — шаббат. В этот день (суббота) нельзя работать. Господь однажды наказал евреев за нарушение этой заповеди и после этого они никогда не пренебрегают этим предписанием. В Иерусалиме мы сами стали свидетелями того, как перестал работать общественный транспорт, магазины — все было направлено на то, чтобы у людей было время отдохнуть и посвятить время важному — чтению священной книги иудаизма — Торы. Количество глав совпадает с количеством недель в году, поэтому каждую субботу у евреев есть время для того, чтобы порассуждать о смысле жизни и том, что завещал Всевышний. Кстати, в такой день по-особому работает даже техника — мы видели лифт, который работал, что называется, “в режиме шаббата”. То есть кабина лифта поднималась ровно на один этаж, двери открывались, затем закрывались и так на каждом этаже, потому что вызывать лифт кнопкой — это тоже своего рода работа.

— Израиль — государство особенное. Оно в числе самых молодых стран мира. Но земли здесь очень древние и не счесть войн за передел этих территорий. Только во время нашей поездки в старых кварталах Иерусалима произошло два теракта. Границы рядом и звуки военных вертолетов практически не умолкали, везде встречались вооруженные люди, но сами израильтяне настроены оптимистично — особенно в праздники в воздухе царит атмосфера народного единения.