«Приятно, когда в тебе видят не чужака, а человека»

5 мая 2018 г.


Бармен из Туркменистана о важности образования, армии и поисках себя.

Первым нашим собеседником стал Бабакулыев Тимур, представитель одной из самых коммуникативных профессий – бармен в популярном ночном заведении Ижевска. Вот что он нам рассказал.

Про себя и про язык

Мне 27 лет. Родился и вырос в Туркмении, в городе Туркменабад (это в двухстах километрах от столицы – Ашхабада).

Я учился в русской школе почти 10 лет. И русский язык всегда был у меня в приоритете. В школьном аттестате оценки: туркменский язык и литература – «четыре», русский язык и литература – «пять». И даже в семье мы общаемся на русском (мама у меня из России, а отец – из Туркмении). Бабушка сибирячка, с города Томска; да и вообще, больше половины родственников – дяди, тёти – живут здесь, в России. Поэтому сразу поставил себе такую цель: если и буду продолжать обучение после школы, то только на родине моей мамы.

Но кем я только не проработал, прежде чем поступил сюда!

Пытался учиться в медучилище, но забросил. Успел побывать курьером, официантом, барменом в туркменском ночном клубе (как ни странно, тоже русскоязычном). Потом устроился на завод, сходил в армию и снова вернулся на завод.

Здравствуй, юность в сапогах!

В Туркменистане служба в армии длится два года. Помню, как в военкомате «расписывали»: красивые места, пушки-ракеты обещали. Говорили, что будем сидеть за компьютерами в качестве операторов – лили бальзам на душу, да лапшу на уши.

Привезли в какое-то болото, к задним воротам. Проезд открыли худые служивые бедолаги, все шитые-перешитые, грязные. Открыли, посмотрели на нас сочувственным взглядом. Мол, ещё одних бедолаг привезли.

Полгода были общие для всех: это была учёба, изучение устава, строевая подготовка – самая тяжёлая часть службы. Потом я перешёл в роту связи. Мог звонить родным, общаться с родителями, с братьями. Ушёл в запас сержантом.

Два года прошли незаметно. Сейчас вспоминаю, и даже кажется, что это были самое лучшее время в жизни. Не было ни проблем, ни забот. Поел, поспал – и сидишь довольный.

После того как вернулся, ещё пять лет проработал на механическом заводе. Сначала токарем, потом токарем-фрезировщиком, потом начальником цеха. Чтобы подняться выше по карьерной лестнице, в управленческий персонал, требовалось высшее образование.

«Край усатых мужиков»

Решив поступать в Россию, я начал выбирать специальность. Рассматривал множество вариантов: инженерию, архитектуру, дизайн, нефтегазовый сектор. Но в этом не было творческой свободы, потребность в которой я чувствовал. Тогда-то и выбрал профессию журналиста.

Составил письмо: я такой-то оттуда-то, хочу получить высшее образование, на каких условиях вы готовы принять иностранного студента? Отправил его во многие города. В Сочи, Питер, Москву, Казань и ещё одно сюда – в Удмуртию. В последней привлекло название: «мурт» в туркменском языке означает «усы». Сразу представил себе край усатых мужиков, очень меня это позабавило.

Удмуртский госуниверситет на письмо ответил последним. Но ответ сильно отличался от других регионов. Если мегаполисы прислали дежурные отписки, то с краем усачей завязался диалог. Мне предложили наравне с русскими абитуриентами пройти экзамены и попробовать поступить на бюджетной основе.

Да и расценки были гораздо выгодней, чем в других городах.

Мои университеты

Начались экзамены. Сдавал изложение по русскому языку, литературу, творческий конкурс и собеседование с тогдашним деканом факультета журналистики Владимиром Байметовым.

Собеседование проходил по Скайпу. Очень понравилась простота общения, обсуждали журналистику и почему я хочу себя в ней попробовать. Мои ответы декана удовлетворили, и когда прощались, он сказал: «Мы ждём тебя, приезжай». Тут я прямо растаял. Подумал: вот ведь, столько родственников в этой стране, а ждут всё равно только в деканате.

Я стал первым студентом на факультете, кто сдавал экзамены таким образом и поступил на бюджет.

Когда приехал, города ещё не знал и поэтому решил устроиться на работу поближе к УдГУ. А работу надо было искать срочно – стипендию я получаю такую же, как и студенты из России, и её даже не хватает заплатить за общежитие.

Возвращение в бармены

Поискал вакансии в интернете. Практически везде обязательным пунктом было российское гражданство. Самой доступной профессией оказалась вакансия официанта, и то многие заведения искали на эту должность девушек, а не парней.

В том баре, где я сейчас совмещаю обязанности бармена и официанта ко мне сразу отнеслись довольно доброжелательно.

Сказали: если хотите, можете выходить на стажировку уже с завтрашнего дня. Если сработаемся – возьмём на работу официально. Во мне увидели потенциал, помогли собрать все нужные для трудоустройства документы и я начал работать, совмещая учёбу с утра с ночными сменами.

Реакция на официанта-иностранца в баре бывает разная. Большинство посетителей не придаёт национальности большого значения, но есть и те, кто в выпившем состоянии начинает как-то окликать, пытаться подшучивать. Но в основном это просто проявления интереса, люди задают вопросы, общаются. Ни разу я не слышал в свой адрес оскорблений. А те неадекватные гости заведения, позволяющие себе разговаривать грубо с официантами – они общаются так со всем персоналом, вне зависимости от национальности.

Но чаще наоборот, меня хвалили: какой ты молодец, что не побоялся приехать, работаешь. Это приятно – когда даже в другом государстве в тебе видят в первую очередь не чужака, а такого же человека.

За время учёбы я ещё ни разу не ездил домой – не люблю долгие прощания. Скучаю, конечно. Но есть же телефон и Скайп – с ними разлука не так страшна и заметна.

Записал: Фёдор Фефилов