Дом Дружбы народов /
  • Медиа
  • Иностранцы и трудовые мигранты в Удмуртии
  • Неприступная среда. Каково быть иностранцем в Ижевске?
  • Неприступная среда. Каково быть иностранцем в Ижевске?

    16 ноября 2018 г.


    Разбираемся, насколько проблемной выглядит российская повседневность для иностранных гостей столицы Удмуртии

    Поездка в любую страну мира представляет собой настоящее испытание. И дело отнюдь не в “культурном шоке” или неоправданных ожиданиях. Путешествие может быть омрачено еще до его начала — оформление документов вызывает у каждого туриста стойкую ассоциацию с бюрократическими проволочками. Для того, чтобы получить иностранную визу, путешественник должен потратить энное количество свободного времени на сбор необходимых данных, при этом не будучи уверенным в положительном решении консула.

    Вообще, сложности с пребыванием за рубежом давно стали притчей во языцех — вне зависимости от целей посещения, миграционное законодательство практически никогда не дает иностранцам полной свободы действий. Весьма часто предписания противоречат друг другу и заводят зарубежных граждан в тупик.

    Россия в этом вопросе не является исключительной страной. Миграционная политика — дело непростое, особенно с учётом возросших нелегальных миграционных потоков в Россию. При этом демографическая ситуация, а она проблемная, вынуждает власти идти на либерализацию миграционного законодательства — экономике стране необходимы трудовые ресурсы.

    Грядут очередные изменения. В конце октября Президент Владимир Путин в своем выступлении на VI Всемирном конгрессе соотечественников сообщил, что подписал указ «О Концепции государственной миграционной политики РФ на 2019-2025 годы». Обновленная концепция, по словам Путина, направлена на создание четких правил въезда и получения права на проживание, работу и российского гражданства.

    На это, разумеется, требуется время. А проблемы пребывания иностранных граждан в Ижевске необходимо решать сейчас. Эту тему подняли на встрече с представителями подразделений крупнейших вузов Удмуртии, отвечающими за международное сотрудничество. Разговор состоялся в Доме Дружбы народов Удмуртии 31 октября — тогда и был озвучен целый ряд проблем, которые осложняют жизнь сообществу иностранных студентов. Их суть сводится к тому, что, если внутри вуза для молодых людей из-за рубежа создана комфортная в бытовом плане атмосфера, то в городском пространстве они встречают подчас непреодолимые барьеры.

     

    Об этом мы поговорили с директором центра международного образования Удмуртского госуниверситета Татьяной Савченко и начальником управления международного образования и сотрудничества ИжГТУ Алексеем Рябчиковым.

    — Какие условия создаются в университете для иностранных студентов?

    Татьяна Савченко (УдГУ): У нас есть две разновидности адаптации — социокультурная и академическая. Когда к нам в вуз поступают иностранные студенты, их будущие преподаватели уже знают, что у них будут обучаться такие ребята, знают об особенностях их восприятия и работают над формами подачи информации. Большинство иностранцев у нас обучаются в Институте нефти и газа, поэтому именно там были созданы специальные адаптированные программы, отличные от программ, по которым учатся местные студенты. Что касается социокультурной адаптации, то это схема отработана годами. У нас существует команда кураторов,которую составляют русскоязычные студенты, наученные работать с иностранцами. Еще до приезда зарубежных студентов кураторы устанавливают с ними связь, встречают их по прибытии и знакомят с университетским кампусом. В первую неделю пребывания в Ижевске, иностранцы “погружаются” в среду: им проводят экскурсии по городу, объясняют тонкости законодательства нашей страны, организуют психологические тренинги. Затем, в течение года, мы продолжаем программу адаптации — Международный студенческий клуб проводит мероприятия по сплочению ребят, по знакомству с культурой и историей России и Удмуртии.

    Алексей Рябчиков(ИжГТУ): Учебный процесс у нас организуется по двум типам программ: на русском и английском языках. Если студент выбирает обучение на русском, то в первый год он проходит подготовительный курс, где знакомится как с языком, так и с культурой России. Касаемо социальной адаптации, мы стараемся поселить зарубежных студентов компактно, либо с соотечественниками, либо с представителями их факультетов, чтобы им было удобно взаимодействовать. Более того, у нас есть куратор, который работает над решением вопросов студентов непосредственно в месте их проживания. Также с иностранцами работает наш Международный клуб, основу которого составляют русскоязычные студенты-лингвисты. Именно эти люди организуют все пребывание иностранцев в Ижевске — знакомят с инфраструктурой, вовлекают в различные “активности”. Мы же со своей стороны доносим до преподавателей особенности менталитета приезжающих к нам молодых людей, подходящие формы донесения учебного материала. Отмечу, что приходилось менять подход к некоторым группам студентов, поскольку достаточно лояльные требования, применяемые к российским студентам приводили к тому, что иностранцы переставали относиться к учебе должным образом.

    — С какими проблемами сталкиваются студенты из-за рубежа вне стен университета?

    Татьяна Савченко: Трудности возникают в основном потому, что вуз готов к приему иностранцев, а вот городская среда, как правило, нет. У нас, к примеру, нет поликлиники, которая бы обслуживала иностранных студентов. И если студент заболел, обслужить его могут только разные клиники, это не очень удобно для ребят. Второй момент заключается в трудоустройстве — студенты часто хотят совместить учебу и работу, но не все фирмы готовы оформить все документационно и помочь ребятам устроиться легально. Еще одна проблема — жилье. Прожив какое-то время в общежитии, ребята хотят переехать в квартиру, но их часто обманывают, завышая цены, а организации, которая бы помогала им при расселении, в нашем городе нет. Кроме того, у ребят достаточно серьезные проблемы в получении ответов на какие-либо правовые вопросы. И, наконец, у нас нет национально-культурных объединений тех стран, выходцами которых являются наши студенты, а это, в основном, Ирак и Туркменистан.

    Алексей Рябчиков: Первая проблема — с медицинским обслуживанием. Только в этом году нам удалось эту систему наладить, потому что мы собрали страховые компании и проговорили ситуации, которые возникали у зарубежных обучающихся. Таких проблем очень много и все они разноплановые — то есть, условно, у студента что-то случается, но получить медицинскую услугу даже по страховке он не может, потому что в договор она не включена. Вторая проблема — банковские переводы. К примеру студенты из Ганы заплатили за учебу еще летом, но деньги до нас до сих пор не дошли. Подобные трудности возникают и с Туркменистаном — есть много историй, когда студенты из этой страны предлагают покупателям в гипермаркетах оплатить чужую покупку своей картой, а взамен получить наличные, потому что оплатить они могут, а вот снять банк им разрешает лишь небольшую сумму. Проблематично также нашим ребятам устроиться на работу — здесь создается своего рода замкнутый круг. Для того, чтобы получить разрешение на работу, иностранцам необходимо наличие трудового договора, но этот договор работодатели отказываются с ними заключать потому, что у них нет разрешения на работу.

    — Какие шаги необходимо предпринять для лучшей адаптации иностранцев в городских условиях?

    Татьяна Савченко: Мы считаем, что приемом иностранных студентов должен заниматься не только вуз, а в целом город, потому что, как показывают исследования в рамках проекта развития экспортного потенциала российского образования, когда студенты приезжают, треть своих денежных средств они тратят на обучение, а остальное  — приносят в организации города, то есть оплачивают проживание, питание и так далее. Поэтому в интересах города подключиться к адаптации иностранцев.

    Алексей Рябчиков: Хотелось бы, чтобы был комплексный подход, поскольку на уровне университетов такие попросту не решить. Как мне кажется, это должен быть межведомственный проект на уровне республики, рабочая группа, по аналогии с приоритетным проектом развития экспортного потенциала российского образования, который был запущен в прошлом году, в рамках которого в миграционном законодательстве уже произошли позитивные изменения. На мой взгляд, в решение проблем должны быть вовлечены представительства всех ведомств. Также отмечу, что по данным центра поддержки экспорта есть потребность в наших студентах у предприятий есть — часто они заинтересованы в иностранных студентах для продвижения своей продукции на зарубежные рынки.

    — Как внеучебная жизнь в самом университете помогает студентам в установлении межкультурной коммуникации?

    Татьяна Савченко: Во-первых, иностранными студентами у нас активно занимается Международный студенческий клуб, и общение с первого дня на русском языке способствует тому, что ребята достаточно быстро начинают на нем разговаривать. Во-вторых, мы вовлекаем их в различные события университетской жизни, в которых они всегда могут себя проявить, а также мы поддерживаем их участие в мероприятиях, которые проходят в городе. В прошлом году у нас был фестиваль культуры, на который были приглашены учебные заведения Ижевска, учащиеся которых презентовали свою культуру, и это был замечательный культурный обмен.

    Алексей Рябчиков: Когда к нам стали массового приезжать большие группы иностранцев, мы столкнулись со следующей ситуацией — они чаще всего общались только внутри своих групп и минимизировали контакты с русскоязычными учащимися. Нам стало понятно, что их нужно сразу после приезда что называется “разбудить” и вовлечь в культурно-событийную жизнь университета. Этим у нас теперь плотно занимается студенческие советы и международный клуб. Каждую неделю они устраивают собрания в формате “welcome party” (“приветственная вечеринка” — прим. авт.), был опыт, когда они смотрели фильмы на иностранных языках, что помогало ребятам из-за рубежа войти во внутреннюю жизнь вуза.

    — Насколько у иностранных студентов наших вузов проявляется явление “культурного шока”?

    Татьяна Савченко: Самое интересное, что у адаптации несколько этапов и наиболее неблагоприятное время — то, когда перестаешь восторгаться иной культурой и сталкиваешься с тем, что местный образ жизни слишком отличен от привычного. По нашему опыту это время приходится как раз на ноябрь: наступает достаточно суровая погода и этот этап иностранцы переживают с большим трудом. В таких случаях мы обычно подключаем нашу психологическую службу и сами силами Международного студенческого клуба стараемся выслушать их и внести разнообразие в их жизнь.

    Алексей Рябчиков: Учитывая то, что у нас очень много африканцев, они сталкиваются с этим понятием, когда впервые видят снег. Для ник это настоящий шок. Причем, я бы сказал, что у этого шока у нас бывает две стороны, то есть не только наши студенты бывают шокированы, но и наши сотрудники, например, когда зимой ребята без верхней одежды идут играть в футбол. Но, отмечу, что серьезных трудностей в адаптации к таким погодным условиям нет, многие из них даже с юмором реагируют — играют в снежки, строят снеговиков — это в порядке вещей.

     

    В прошлом студент, а ныне преподаватель УдГУ из Йемена Абдулазиз Аль-Малави на собственном опыте столкнулся с проблемами, которые отметили наши собеседники. Однако молодой человек считает, что трудности, возникающие у зарубежных студентов в повседневной жизни в другой стране часто вызваны особенностями характера самих иностранцев.

    “Самая главная проблема в том, что некоторые студенты приезжают и не понимают, зачем они приехали. Если у иностранного студента нет цели, и к тому же он просто безответственный, то у него начинаются проблемы в учебе, а потом и в обществе. Например, человек долгие годы провел в семье, за него делало все домашние дела женское окружение . Приехав сюда, он должен делать это сам, но не все к этому готовы, и тут начинаются проблемы. Случается, что в общежитии возникают конфликты с комендантами и соседями, например, из-за грязи в комнате”, — делится Абдулазиз.

    “Большая проблема состоит еще и в том, что многие иностранные студенты закрываются от общения с местными, общаются только с соотечественниками или теми, кто учится с ними. В итоге они не могут успешно выучить язык. Конечно, это зависит от того, насколько человек общительный — не каждый может подойти на улице к прохожему и сказать “Можно познакомиться? Я иностранец”. Но если студент сам отказывается участвовать во множестве мероприятий, которые ему предлагает университет для адаптации в местном обществе, его круг общения не будет расширяться, а значит и поддержку в городских условиях ему будет ждать неоткуда. В том же вопросе языкового барьера — люди разные, некоторые хотят помочь, а некоторые просто насмехаются, если сказать что-то неправильно. Без друзей в чужой стране обойтись бывает очень сложно”, — рассказал наш собеседник.

    P.S. 20 ноября в рамках семинара руководителей отделений Гильдии межэтнической журналистики в Москве, проблема получила экспертную оценку. Председатель Комитета по делам национальностей Госдумы Ильдар Гильмутдинов особо отметил новую законодательную инициативу, призванную решить трудности иностранцев в общественной среде:

    “Государство заинтересовано в приеме иностранных студентов не меньше, чем учебные заведения, поскольку это существенный вклад в отношения между странами, внешнеполитическую стабильность. Но, особенно важно сейчас то, что готовящийся закон о социально-культурной адаптации мигрантов должен быть применен в полной мере и к иностранным студентам. Мы очень надеемся, что реализация этого закона поможет нам выйти на ту межведомственную “дорожную карту”, которая эту проблематику решит. Студентов из-за рубежа становится все больше и нарушений в правовой сфере, соответственно, тоже. Нам нужно сделать так, чтобы иностранцы находили только легитимные способы самореализации и находились здесь в комфортных социальных обстоятельствах”.

    Для справки: Международное сотрудничество УдГУ зародилось ещё в 1960-е годы с созданием клуба интернациональной дружбы:  студенты переписывались с ребятами из социалистических стран. В 1991 году впервые появился студенческий обмен с вузом США Джонсонс Каунти Коммьюнити Колледж (JCCC), штат Канзас. В 90-х годах были подписаны первые партнерские соглашения с Гранадским Университетом (Испания) и Университетом г. Хельсинки (Финляндия). В 2001 году прошла первая Летняя школа русского языка и культуры, и с тех пор для иностранцев в университете ежегодно проводятся Летние школы русского и удмуртского языков, а также Летняя школа нефтегазового дела. На сегодняшний день иностранными слушателями летних курсов, программ довузовской и языковой подготовки, а также студентами основных образовательных программ и программ аспирантуры УдГУ являются более 500 граждан из 46 стран мира.

    В ИжГТУ обменные программы были запущены сравнительно недавно — в 1996 году. А сегодня в стенах технического вуза обучаются 306 зарубежных студентов из 30 стран. Наибольшее количество составляют граждане Египта (87 человек) и Узбекистана (26 человек).

    В Ижевской государственной медицинской академии на данный момент получают образование 97 иностранных граждан: на лечебном факультете – 71 человека; на стоматологическом факультете – 19 человек; на педиатрическом факультете – 2 человека; на факультете повышения квалификации и переподготовки – 5 человека. В 2018 учебном году значительно расширился перечень стран, откуда в ИГМА приезжают иностранные обучающиеся. В настоящее время в медицинском вузе обучаются представители 17 стран мира — Молдова, Азербайджан, Палестина, Армения, Узбекистан, Казахстан, Ангола, Кыргызстан, Украина, Туркменистан, Грузия, Индия, Таджикистан, Гана, Кот Д’Ивуар, Бенин, Сирия.

    Егор Зуев

    Фотографии предоставлены Международным студенческим клубом УдГУ и сайтом Комсомольская правда-Ижевск