Дом Дружбы народов /
  • Медиа
  • Статьи
  • Мнацакан Аракелян: «Армянам в Удмуртии доверяют»
  • Мнацакан Аракелян: «Армянам в Удмуртии доверяют»

    25 мая 2018 г.


    Как известно, в Удмуртии проживают представители более чем 130 национальностей. Многие из них создали свои общественные организации - национально-культурные объединения. Одна из самых активных - Армянская общественная организация «Урарту». Её председатель Мнацакан Меружанович Аракелян побывал в нашей гостиной

    — Мнацакан Меружанович, сколько сейчас армян проживает в Удмуртии?

    — Армянская диаспора была создана в Удмуртии в 1994 году. Нас тогда было 2830 человек, а сегодня почти в два раза больше. А вообще армяне начали приезжать в республику после 1961 года, а массовый приезд начался в 1991-м, когда развалился Советский Союз. Армяне приехали сюда строить дома культуры, жильё, коровники. Одним словом — село поднимать.

    Тогда почти 2-3 тысячи армян в год жили и работали в Удмуртии. Сейчас новые армяне уже практически не приезжают. Наоборот, несколько семей уехали в Армению, Сочи, Краснодарский край. Но не потому, что им здесь не нравилось, а из-за того, что там работа появилась.

    Вообще, если вспомнить историю, первыми секретарями обкома партии Удмуртии дважды были армяне. В 1923-1924 годах Дереник Захарович Апресян, а в 1933-1935 годах — Сурен Петрович Акопян. Но самая интересная страница истории армян и Удмуртии связана со знаменитым фильмом «Тегеран-43». Там есть мальчик Амир, выгнавший немецких шпионов, которые должны были взорвать дворец и убить глав трёх государств. Прототипом Амира стал ростовский мальчик Георг Вартанян. Это — известный разведчик, который много раз бывал в Удмуртии.

    — Какое положение занимает сегодня армянская диаспора в Удмуртии?

    — В Удмуртской Республике нам доверяют. Как русским, как удмуртам, как татарам — точно также. Армяне работают здесь во многих отраслях. Есть представители в различных министерствах, в Госсовете, есть предприниматели, 27 человек преподают в высших учебных заведениях, 37 врачей, многие армяне работают в органах внутренних дел. Но 60% армян- это строители. Для сравнения: в торговле армян всего 2%. Вспоминаю, когда была какая-то острая ситуация, Александр Волков сказал: «Я обращусь к армянам, они построят».

    Что касается межнациональных отношений, то мы всегда выступаем только за добрые отношения и за мир со всеми. Александр Бречалов сказал: «Когда армяне делают презентацию своей работы и говорят добрые слова об азербайджанцах, дороже этого ничего нет». Кстати, в 2016 году нашу диаспору отметили в Москве за вклад в развитие дружбы и согласия народов России. Было приятно не столько за себя, сколько за республику, частью которой мы являемся. Кстати, я всегда говорю: «Пересёк границу, поменяй кепку. Здесь свой устав, свои традиции, и мы должны их уважать».

    — В Ижевске у армян теперь есть знаковое место — Армянская апостольская церковь. Это целый храмовый комплекс, который строился несколько лет, включает в себя и красивейших храм, и памятник жертвам геноцида армян, и даже небольшую копию исторического символа Армении — гору Арарат. Здесь высажены цветы, кустарники, всё сделано с огромной любовью…

    — Да, эти полтора гектара земли, выделенной нам республикой, превратились в прямом смысле слова в цветущий сад, в маленькую Армению. А самое главное — двери церкви и всего комплекса открыты не только для армян. Мы построили церковь для себя, для своей истории и для народа — татарского, удмуртского, русского. Любого другого, проживающего в Удмуртии, независимо от национальности и вероисповедования.

    На освящение фундамента церкви приехали гости из Москвы, из 17 регионов России, и все были в шоке, что в Удмуртской Республике построен такой армянский храм. После открытия нам пришло письмо из Москвы: «Своими действиями вы подняли братское отношение двух народов на такую высоту, что с вас должны брать пример другие». Через неделю звонят из Армении с предложением организовать для них видеоконференцию. Сделали видеоконференцию в Доме дружбы народов. С нашей стороны пришло почти 50 человек: предприниматели, учёные, депутаты армянской национальности. Включается экран, и оттуда нам земляки кричат по-армянски, что мы молодцы. Мы слово предоставляем министру национальной политики Ларисе Николаевне Бурановой. Она пять минут приветствует и говорит: «Я ухожу. Но не из-за того, что у меня времени нет, а для того, чтобы вы могли свободно, открыто пообщаться друг с другом на родном языке». Мы были тронуты, какой она тонкий политик. Сейчас при храме у нас армянская воскресная школа, библиотека, музыкальный класс. А в Доме дружбы народов республика предоставила нашей диаспоре кабинет, помещение для музыкального класса.

    — А что это за история с монетой, связанной с памятником геноцида армян?

    — История просто потрясающая. Был конкурс мирового масштаба, и наш памятник занял первое место и попал на монету, посвящённую столетию геноцида армян. Монету выпустил в ограниченном количестве, всего 1000 штук, Госбанк России. Её получили Владимир Путин, Шарль Азнавур и другие известные политики и общественные деятели. Нам удалось раздобыть для Удмуртии четыре таких монеты, они хранятся у армянской диаспоры и в музее города Ижевска. Это история Ижевска. Пройдёт лет сто, а люди и тогда будут восхищаться этим памятником. Кстати, он такой величественный, что мы приняли решение перенести нашу «Гору Арарат» немного в другое место. За памятником будет спортивный комплекс. В этом году начнём строить, и вот на этом комплексе в 34 метра длины лучше будет «Гору Арарат» поставить и корабль, который Ной вёл, а на 14 метрах гора не смотрится.

    Мы рассказываем о нашем памятнике и об армянской церкви во всех поездках по стране, но люди часто переспрашивают: «Удмуртия? А где это?» Приходится объяснять. К слову, в конце года мы планируем провести Дни удмуртской культуры в Республике Армения. Там замечательный народ, сохранилось уважительное отношение к России. Да что там говорить? В Армении многие женаты на русских женщинах. В последние 15 лет Союз армян России три школы построил для русскоязычного населения, несколько церквей православных. А мы хотим познакомить земляков с удмуртской культурой.

    — Что в программе этих дней будет?

    — Мы дали своим друзьям в Армении посмотреть записи выступлений таких коллективов, как «Айкай» и «Танок». Они сказали: «Если привезёте их к нам, это будет не концерт, а шедевр». Кроме того, мы хотим пригласить с собой 25 спортсменов из Удмуртии, потому что планируем провести там 12 видов соревнований. Вместе с удмуртами, русскими, татарами будем соревноваться против армян. Сделаем 1,5 млн рублей призовой фонд. Это будет повод помочь тем людям, которые нуждаются в поддержке.

    Но я хочу сказать, что дороже всего, даже дороже построенной церкви, оказалась в своё время наша помощь русским ребятам, нашим солдатам, когда в апреле произошёл конфликт на азербайджано-армянской границе.Мы выехали туда и увидели, что наши пограничники из-за постоянных обстрелов оказались отрезанными от питьевой воды. Они получали каждое утро лишь 60 литров воды на 19 солдат. Мы предложили помочь и провести воду своими силами, как представители Удмуртии. Сначала нас, Удмуртию, перепутали с Уругваем, но потом разрешили это сделать.

    — Мнацакан Меружанович, как вы сами оказались в Удмуртии?

    — Старший брат у меня был ветеринар, старшая сестра — учительница, следующий брат — экономист, потом агроном и нужен был зооинженер. И папа сказал: «Пойдёшь туда». В те времена трудно было в вуз поступить, без экзамена брали только с красным дипломом. В сентябре 1983 году меня посадили в поезд, я поехал в Удмуртию, меня должен был встретить брат, который жил и работал в Кезу. Поезд подъезжает, я через окошко смотрю: дождь со снегом, а на мне рубашка с короткими рукавами и сандалии. У меня шок — куда я приехал?!

    Брат встретил, одел. Едем на тракторе, сельские дороги такие, что того и гляди увязнешь. Ладно, думаю, год проучусь и вернусь обратно. Вот 35 лет уже учусь. (Смеётся.)

    — Стали зооинженером, как папа хотел?

    — Пошёл в ПТУ № 34,окончил его с красным дипломом. Я приехал в Удмуртию, практически не зная русский язык, но математику знал. Отслужив в армии, в Чите, в школе младших специалистов, окончил подготовительные курсы и поступил в сельхозакадемию. Я был физически крепким, мастер спорта по борьбе. Когда тренер в вузе увидел меня, чуть на колени не упал: «Ты не поступил, ты закончил институт! Главное, держись и учись». Я был активным парнем. Несмотря на то что не знал русского языка, как-то быстро находил со всеми общий язык. В итоге вскоре меня выбрали председателем студсовета. В 1988-1989 годы, когда был дефицит бытовой техники, мы за победу в разных соревнованиях получили для нашего студенческого общежития вуза три телевизора и холодильника. Со второго курса меня назначили преподавателем физвоспитания, я получал зарплату 300 рублей. Ректор Вячеслав Павлович Ковриго говорил: «Кто из нас ректор? Я 330 рублей получаю, ты — 300?!»В вузе меня любили. Вот только с русским языком долго проблемы были. А почему? Потому что я занятия всё время пропускал. Учитель русского языка был спортсмен, и он меня тянул в спортзал, на тренировки. В итоге, чтобы сдать экзамены, я все законы переводил с армянского на русский.

    — Расскажите о своей семье?

    — У меня жена, двое детей. Сын окончил университет, факультет промышленного и гражданского строительства. Говорит: «Папа, я хочу пройти службу в армии». Я приветствую его решение. Не правильно, что детей от армии освобождают, по 100-200 тысяч за это отдают. Как офицер Российской Армии, я считаю, что мужчина должен служить своей Родине. Он кормится из этой земли, он обязан защищать её. Второй сын окончил с золотой медалью 35 школу, учится на двух факультетах сразу. Идёт на красный диплом и в футбол играть успевает. Я считаю, что основа государства — это крепкая семья, когда мужчина — хозяин своего слова, а жена — хранительница очага. Замечательно, когда дома всё хорошо, когда тебя окружают любящая жена и дети. Но, сперва ты, как мужчина, должен создать эти условия. Не зря есть пословица: царицы бывают рядом с царём.

    — Церковь армянскую в Ижевске вы построили. Кажется, теперь уже и мечтать не о чём. Или есть о чём?

    — Самое важное, делать всё, чтобы армяне не забывали свой язык, свою культуру — чтобы оставались армянами. Сегодня у нас в воскресной школе три класса изучают армянский язык, историю, литературу, танцы, и один класс мы открыли для русскоязычного населения. К сожалению, некоторые мои соотечественники забывают родной язык, не могут говорить на нём.

    Мы мечтаем, чтобы они вернули исконную веру и язык, чтобы они научились уважать себя и других. Человек, который не любит своё, не будет любить и чужое. Стараемся заниматься и воспитанием молодёжи. Надо изжить хамство в обществе, неуважительное отношение к старшим, родителям. Мать — это Богиня, никого нет выше матери. Когда у Всевышнего спросили, где находится рай на земле, он ответил:«Рядом с мамой». Она девять месяцев ребёнка в животе носит и всю жизнь — в своём сердце.

    — А бабушка? Мы каждый год проводим республиканский конкурс «Моя бабушка». Такие тёплые письма и фотографии приходят от читателей…

    — О, бабушка — это счастье. Кстати, когда у меня дети родились, их русская бабушка растила — Фаина Ивановна. Мы с женой после института квартиру у этой женщины снимали, и она за детьми присматривала: кормила их, ухаживала за ними, гулять водила. Они её так любили. Потом у родной бабушки на коленях сидят и говорят: «Мы к бабушке Фае хотим». Для нас нет различия, какой у кого цвет кожи. Надо всем помогать, кто нуждается. Мы и украинским беженцам в своё время помогли — купили им 350 пар обуви, на лекарства 60 000 рублей выделили, организовали для них походы в цирк, в зоопарк, наши артисты для них выступили. Мы всегда готовы приехать и помочь детям в реабилитационных центрах, интернатах.

    Армянская диаспора старается жить и работать в Удмуртии достойно. Армяне 300 лет живут бок о бок с русскими. Мы своей верностью доказали, что мы — единый народ, и всё у нас совпадает: и вера, и менталитет.

     

    (Газета «Известия УР», №061(4786) от 24 мая 2018г.)