Родовые знаки древних удмуртов

Фото подножки к ткацкому станку с тамгой/знаком пус Статьи

Как известно, удмурты, как и другие финно-угорские народы, широко использовали в быту особые тамговые знаки.

По этому поводу известный немецкий ученый М. Бух писал: «Большинство финских народов, да и вообще большинство народов, имеют или имели, не зная собственного письма, такие именные или семейные знаки».

Значение тамговых знаков удмуртов

Их использование было важным по значению и полифункциональным по назначению в семейно-бытовой и общественной жизни народа. Однако до сих пор не имеется комплексного исследования тамги удмуртов.

Вопросы происхождения, классификации и функции этих знаков продолжают оставаться в пространстве актуального осмысления современных исследователей.

Вьюшка с родовым знаком

По наблюдениям исследователей, тамговые знаки выполняли разнообразные функции. Они могли быть знаком собственности, играть роль геральдического знака, выступать в роли письменного знака и т. д.

Согласно археологическим данным, удмуртские пусы встречаются в 1Х-ХШ веках на костяных вещах. Например, в результате раскопок в городищах Чепецкой археологической культуры (Иднакар, Дондыкар, Гурьякар, Мало-венежский Поркар) были обнаружены изделия из кости и рога с прочерченными на них знаками-пусами.

На найденных археологами орудиях труда (шильях, ножах), бытовых предметах (ложках, гребнях, кочедыках) присутствовали тамговые «орнаменты». В письменных документах XVIII века также встречаются упоминания об этом знаке.

Совок с тамговым знаком

Что такое Пус?

Пус показывает принадлежность роду (воршуду). Этот знак вначале, в период матриархата, был материнским, а потом стал передаваться в роду от отца к старшему сыну, а младшим он доставался в несколько измененном виде.

Как считает доктор искусствоведения Константин Климов, удмуртский пус – это и личная печать человека, и знак родовой принадлежности, и знак собственности, и своеобразный оберег.

История удмуртских пусов хорошо исследована еще дореволюционными этнографами. Так, Михаил Худяков, например, считал, что пусы – дошедшие до нас остатки древней письменности.

О бортевых тамгах как о роде письменности у удмуртов писал С. Н. Курочкин: «Борти свои Вотяк запятнывал, вырубая на них топором знак, который каждый хозяин выбрал однажды навсегда. Такие знаки называются бортевыми тамгами; это у Вотяков род письменности».

Подробное исследование «родовых знамен», «бортных пятен» или «подэм пусов» было проведено П. М. Сорокиным. Кроме того, он выделяет и другое видовое название «гужем пус» — полевой знак, надрезываемый на колышках, втыкаемых по разделе поля каждым домохозяином у своей полосы».

Исследователем выявлено более 500 названий «подэм пусов». По словам исследователя, пусы наносились на вещи и изделия из дерева, кости, рога и в виде исключения — из воска, а также на живое дерево, например бортевое.

Как пишет доктор исторических наук Владимир Владыкин, институт воршуда сохранился среди удмуртов в достаточно полном виде, чтобы составить представление об этой древнейшей социокультурной системе, хотя в самом термине содержится еще много неясного.

Еще в начале прошлого века воршуд охватывал практически весь удмуртский этнос. Каждый удмурт знал, к какому воршуду он относится, какие у его рода покровители, которых тоже называли воршудами. Все воршуды имели имена, которых известно около 70. Они сохранились и в названиях деревень.

Предания связывают эти названия с именами «счастливых женщин, прародительниц». Подэм пус, или бортное пятно, или тамга – широко бытовали среди удмуртов вместо подписи и печати. Как сообщают дореволюционные ученые, этими знаками удмурты подписывали документы, прошения.

Воршудный знак был наследственным, его могли продать. Так, в 1702 году удмурт Асын Козмин продал свою вотчинную деревню вместе с бортным пятном татарину Исупу Арасланову.

С веками воршудные знаки распространялись. Известен случай, когда удмурты Глазовского уезда, занимавшиеся торговым извозом, приехали в удмуртскую деревню Самарской губернии и, сличив воршудные пусы, определили родство, хотя самарские старики давно забыли, откуда переселились.

Родственный удмуртам народ коми до возникновения буквенного письма также пользовался счетно-тамговым знаком, называемым «пас». Пасы наносились на различные предметы, в том числе — на собственно пасы или, иначе, бирки.

На сегодняшний день существуют научные версии о возможности влияния пасов на древнепермскую азбуку. «Известное влияние на оформление начертаний древнепермских букв оказала, по-видимому, древнекомийская тамга», — отмечает В. И. Лыткин.

До настоящего времени в некоторых хозяйствах сохраняется традиция ставить пусы (клеймить) домашним животным и птицам. Нанесение тамговых знаков на так называемых полевых или межевых колышках приразделе земельных, сенокосных угодий и т. п. в современном мире приняло «усовершенствованный» вид.

В наши дни на таких колышках пишутся инициалы или фамилии владельца участка. Сохранившиеся предметы старины также могут хранить информацию о знаках-пусах. В частности, нами был обнаружен лоток, именуемый по-удмуртски «дуско» или «сюлыс», с вырезанным на нем знаком-пусом. Такие же пусы зафиксированы и на надгробных камнях в удмуртских деревнях Балтасинского района.

Потребность в «тамговой письменности» проявляется, как видим, в различных сферах: в хозяйственной и государственной жизни (клеймение, мирские приговоры), в торговле (воршудный знак могли продать), в судебном разрешении споров, в имущественных отношениях (тамговые надписи, удостоверяющие собственность).

Солярный восьмиконечный знак Толезё.

Государственные символы Удмуртской Республики несут в себе глубокий смысл, зашифрованный в знаках и цветах, традиционных для удмуртов. Все символы, изображенные на гербе и флаге республики, взяты из народной мифологии и легенд.

Они призваны оберегать население республики, о чем свидетельствуют солярные знаки. Также они сообщают о силе народа и его связи с предками.

Читайте также: что надо знать о удмуртском древнем знаке ТОЛЭЗЁ

Согласно описанию Русского Центра флаговедения и геральдики и воспоминаниям автора удмуртского флага и герба Ю.Н. Лобанова, этот знак соответствует восьмиконечной звезде, солярному знаку, знаку-оберегу, который, по преданию, оберегает человека от несчастий.

Есть и другие версии, относящие этот центральный символ к термину Шудо Кизили – Счастливая звезда, или Толэзе – лунный материнский оберег-талисман.

В Удмуртии восьмиконечная звезда служит знаком воспроизводства, плодородия, благополучия. «Самое раннее, и пока единственное, резное изображение восьмиконечной звезды обнаружено на костяном пряслице из раскопок А.П. Смирнова на Кушманском городище IX-XIII вв. в бассейне Чепцы».

Но, по мнению Н.И. Шутовой , присутствие восьмиконечной звезды (преимущественно интерпретируемой как лунный знак, что входит в противоречие, например, с Южным Узбекистаном или Латинской Америкой) — не новое явление в мире.

Автор приводит примеры исследований, подтверждающих присутствие данного знака в IV-III в. до н.э. в бассейне р. Иордан, в Центральной Азии (Южная Туркмения), впоследствии — в Иране, где звезда была связана с символикой созидания и плодородия, в

Византийской империи IV-XV вв., в Палестине, где знак связан с идеей плодородия, символикой света и жизни; в славянских, в финно-угорских культурах и т. д.

По отношению к Удмуртии Н.И. Шутова утверждает, что «этот орнаментальный элемент особенную популярность приобретает в период могущества Византии». Процессы христианизации способствовали тому, что этот знак проникает далее, в более северные районы.

Вполне возможно, что на Русский Север и в наши края образ восьмилучевой звезды мог попасть в связи с распространением православных идей». По мнению К.М. Климова, цитированного Е.Н. Васильевой , восьмиконечная звезда «была перенята удмуртами у евреев в ходе торговых отношений с Хазарским каганатом — древним иудейским государством».

Восьмилучевая звезда – один из самых древних и многозначных символов, имеющий возраст около VI тысячелетий. Мотив имел широкое распространение в культурной традиции многих народов Евразии.

Следует отметить при этом мозаичность распространения этого знака (он хорошо представлен в орнаментике одних народов, редко или почти не встречается в орнаментике других) и противоречивость его семантики (лунный знак у одних народов связан с мужским началом, а у других — с женским).

В Камско-Вятском регионе лунный знак встречается со времен средневековья и демонстрирует несомненную связь с женским началом. Он ярко представлен на разных частях женской одежды, на бытовых изделиях и предметах интерьера, очерчивающих женскую сферу деятельности от подготовки к свадьбе до рождения и воспитания детей.

Толезё — символ счастья, благополучия, изобилия, знак плодородия и воспроизводства. По какой-то причине лунный знак играет более значимую роль в удмуртской среде, чем у соседних народов нашего края.

Этот образ-концепт издавна был воспринят культурной традицией удмуртов, включен в базовую геометрическую основу декоративно-прикладного искусства, творчески переработан и стал одним из главных национальных удмуртских символов.

Фотографии с сайта музея Лудорвай

Поделитесь с друзьями:
Аватар егор артемьев

Вебмастер, SEO-специалист, администратор сервера, оператор, режиссёр, харпер. Тотемное животное – медоед. Любимый файлообменник – скайп.

Дом Дружбы народов